Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12





^ РАЗВИТИЕ С ВЫЯВЛЕНИЕМ ОБСЕССИЙ (Назойливые СОСТОЯНИЯ)

По собственной психопатологической сути назойливые состояния не однородны. Они могут быть симптомами и таких болезней, как хотя бы шизофрения либо эпилепсия, но очень часто они представляют итог патологического Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 развития неких групп психопатических личностей, в большей степени эмотивно-лабильных, астеников и шизоидов. Тут мы, естественно, не будем касаться тех их форм, которые наблюдаются при шизофрении и эпилепсии, а займемся только картинами, развивающимися Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 у психопатов.

У ряда людей психопатического склада, сравнимо приемлимо справляющихся с жизнью, с ее запросами и требованиями, в определенный срок, но, не сходу, а равномерно, методом ряда поочередных—«следствие разных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 шоков — ухудшений состояния устанавливается, если не полная, то во всяком случае большая слабость, обусловливаемая тем, что сколько-либо правильное течение жизни в корне нарушается возникновением типичных неотвязных опасений, с одной стороны, и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 защитных привычек — с другой, которые сосредоточивают на бесплодной борьбе с собой все внимание пациента и делают для него неосуществимой регулярную трудовую жизнь. Главным фактором, обусловливающим развитие таких состояний, по-видимому, является Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 естественный, каждому характерный ужас, только выявляющийся в особенности резко в тот либо другой момент и потом в силу ряда обстоятельств закрепляющийся. Нужно добавить при всем этом, что хотя мы и говорим тут Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 о состояниях, на самом же деле в описываемом синдроме мы имеем явление не стационарное, а некую развивающуюся динамическую форму, итог скопления многих реакций на разные воздействия, каждое из которых само по себе, но, совсем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 недостаточно для вызывания более либо наименее стойкого реактивного состояния, по-видимому, вобщем, есть и такие формы описываемого синдрома, которые, представляя из себя ответ на долгое аффективное напряжение, вызванное каким-либо конфликтным переживанием Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, было бы вернее обрисовывать не тут, а в главе о реакциях. Мы не сочли, но, комфортным разбивать описание 1-го синдрома по разным главам, тем паче что не лицезреем принципного различия меж Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 развитием и долгим реактивным состоянием.

Помещение назойливых состояний в главу о развитии, не считая того, диктуется их особой склонностью к фиксированию, к закреплению время от времени на очень долгие сроки.

Более Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 ясно генез назойливых состояний можно проследить в развитии ужаса ответственности. Человек, до того ведший огромное дело, до того искусно распоряжавшийся и будто бы не терявшийся в тяжелых критериях, под воздействием того либо другого, тотчас даже Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 малозначительного, случайного происшествия начинает ощущать растущую все более и поболее тревогу: он возможно окажется неспособным принять нужное решение, пропустить соответственный момент, наделает ошибок — и все это приведет к краху Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, провалу дела, на котором он работает. Но таковой же ужас может развиться и у человека, занимающего самый маленькой пост и ведущего не много ответственную работу,— там содержание опасений будет только более простым Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, простым и, главное, более очевидно патологическим; по существу же оно будет носить тот же нрав: нездоровому не удается выполнить порученной ему работы, он делает ошибки, которые оказываются роковыми, теряет службу, и т Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12. д. Раз появившись, подобные мысли развиваются все далее и далее, в конце концов совсем парализуя всякую волю и способность к принятию какого-нибудь решения, всякий предпринимаемый им шаг будет казаться небезопасным, неосторожным, требующим кропотливого Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 взвешивания, растерянность будет возрастать, пока, в конце концов, нездоровой не ощутит себя принужденным на некое время, а другой раз и совсем отрешиться от прежней работы.

Схожим образом развиваются и другие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 формы назойливых, состояний: у пугливых, робких людей просто появляется ужас побагроветь и быть в этом увиденным, ужас, заставляющий таких пациентов скрываться от людей и выбирать в обществе самые черные углы; у боящегося за Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12. свое сердечко . ипохондрика назойливой нередко делается боязнь свалиться от неожиданного обморока, сердечного припадка и даже «разрыва сердца», боязнь, заставляющая его сердечко отчаянно битьея, а его самого обливаться прохладным позже, едва он Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 на улице окажется один, и.принуждающая его выходить из дому не по другому, как с провожатым. У неких, напротив, развивается боязнь гулкой толпы, движения, ужас езды на трамвае либо по стальной дороге Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 и др. — практически всегда в связи с каким-либо хотя бы малозначительным вызывающим чувство ужаса инцидентом. Формы схожих назойливых страхов очень многочисленны и многообразны и мы не можем перечислить их тут, а Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 ограничимся указанием на непременное наличие в прошедшем пациента соответственного шока либо даже нескольких поочередных токов.

Me все назойливые состояния так просто объяснимы, как вышеуказанные. Чтоб сделать появление неких из их понятными, нужно, не считая Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 изложенных моментов, принять во внимание еще склонность пациентов к выработке типичных, в большинстве случаев символических, привычек и приспособлений, вроде бы защищающих их от мучительного переживания непонятного и неотвязного ужаса. Подобные приспособления нередко Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 так выдвигаются на 1-ый план, что не только лишь для окружающих, да и для самого хворого закрывают действительный начальный источник назойливого состояния; таким макаром создавшиеся привычки на 1-ый взор кажутся уже совсем непонятными Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12; так, к примеру, боязнь загрязнения, раз появившись, естественно ведет к потребностям очиститься, смыть грязь; эта потребность ведет к неизменным омовениям, при этом мытье рук в конце концов начинает получать самостоятельное значение: нездоровой Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 моет руки уже не поэтому, что опасается грязищи, а вследствие потребности выполнить обычное действие. Невыполнение последнего сейчас уже само по себе вызывает очень противное чувство какого-то очень принципиального упущения, наполняющее Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 хворого новым ужасом вторичного порядка, делающимся ему самому уже не много понятным. В других случаях в навязчивость обращаются связанные с обыкновенными прозаическими ужасами предрассудки: грозящую проблема кажется вероятным предупредить тем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 либо другим символическим действием-ритуалом и, напротив, другие деяния представляются способными накликать несчастье; к примеру, если кропотливо обходить все лужи на улице либо на уровне мыслей отмечать все буковкы «о» при чтении книжки, то Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 все будет отлично; напротив, если в присутствии хворого кто-либо случаем разобьет какую-нибудь вещь либо при одевании нездоровой ненамеренно коснется собственного нижнего белья, то может умереть близкий человек, и грозящее несчастье Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 нужно особо «заговаривать». Схожих ритуалов и процедур равномерно накопляется настолько не мало, что, в конце концов, весь денек хворого полностью заполняется заботами об их выполнении и ювсем не остается времени для продуктивной работы Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12.

Как видно из изложенного, механизм образования назойливых состояний очень близок к механизму образования при-нычки. Нередко невольно навязывается идея, что мы тут имеем дело с проявлением типичного педантизма, только пгрешедшего Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 уже известную грань, так что достигшее некой определенной высоты количество перевоплотился в новое качество. Отметим, в конце концов, что в актуальном цикле индивида есть периоды, когда назойливые состояния появляются в особенности просто Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12. Одним из таких периодов является пубертатный возраст, дающий, вобщем, почву для пышного развития и.других психопатических проявлений.




Развитие импульсивных способностей

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Чрезмерная сила простых влечений при дефицитности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 высших задержек часто ведет к развитию состояний, снаружи очень схожих с назойливыми. Соответствующим для таких объединяемых Крепелином в группу импульсного помешательства состояний является непреодолимость, безудержность, с которой данное желание стремится перевоплотиться в действие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12. Деяния эти, но, в противоположность назойливым, не являются кое-чем ненатуральным, принужденным, производным, а, напротив, представляясь сознанию хворого направленными к достижению некой вожделенной, хотя, может быть, и не всегда полностью ясно сознаваемой Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 им цели, заурядно самым процессом собственного выполнения доставляют ему глубочайшее, органическое ублажение; назойливые деяния при обсессиях являются служебными, защитными, тут же нужно гласить об известной «самоцельности» такового рода поступков; там дело идет о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 вещах простых, стереотипных, тут — о сложных, требующих большой тотчас энергии, актах.

Второстепенной и далековато не неизменной, хотя фактически очень принципиальной, особенностью схожих импульсивных поступков является их в большей степени антисоциальная направленность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 — к совершению чего-нибудь непозволительного, другой раз даже криминального. Самыми частыми и необходимыми их формами являются: импульсивное воровство (клептомания), импульсивное бродяжничество (пориомания, фуги, вагабондаж), запой (дипсомания) и страсть к азартным играм Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12.

Суть импульсивных способностей описываемого рода, пожалуй, идеальнее всего находится в развитии клептомании. Зачаточные формы клептоманических актов часто отмечаются еще в детском возрасте. Там их структура совсем ясна, она растет из страстного желания иметь ту Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 либо иную вещь и неспособности продолжительно противиться искушению ее потаенного присвоения. В число мотивов другой раз ясно вплетается элемент азарта, авантюра. В период созревания клептоманические наклонности, как и все вообщем психопатические особенности, растут Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, обостряются и обнаруживают наклонность к в особенности безудержному проявлению.

Меж иным любопытно отметить, что почаще клептоманами делаются лнкм дамского пола, при этом в особенности неспособными противостоять искушению они оказываются Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 во время менструации либо каких-нибудь периодов полового цикла (беременность, лактация и др.). Успешно сошедшее с рук воровство ослабляет у клептомана еще оставшиеся задержки и увеличивает желание к новым кражам, которые таким макаром равномерно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 «ходят в привычки, в случае раскрытия кражи пойманные — в интересах уже самоохранения — заурядно усиленно подчеркивают неспособность к сопротивлению болезненному побуждению, также бессмысленность и ненужность для попавшегося акта воровства. Что о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 полной безотчетности тут и речи быть не может, указывает уже тот факт, что наказания уменьшают количество клептоманов, тогда как, напротив, признание последних невменяемыми и освобождение от наказания способствуют предстоящим повторениям прежних проступков Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12. Естественно, есть и такие случаи, где клептомания укореняется очень глубоко и приобретает определенные патологические формы. Здесь больший энтузиазм представляет процесс перемещения в акте болезненного влечения центра масс с предмета, которым нездоровой желает владеть, на самый Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 акт похищения, приобретающий для него таким макаром самодовлеющую ценность и значение. Подобные клептоманы нередко оказываются неспособными освободиться от собственной, сделавшейся тягостной и для нвх самих привычки, они в конце концов тащат все Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, что попадается им под руку, не обращая внимания на то, необходимо это им либо нет. Нужно увидеть, но, что в случаях таких совсем глупых краж часто оказывается, что дело идет не Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 о психопатической развитии, а о шизофрении либо о других заболеваниях (старческое полоумие, прогрессивный паралич).

У реальных, не очень томных клептоманов кражи либо имеют нрав одиночных действий, либо совершаются пачками, вроде бы в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 виде прорывов,— там, где есть либо очень большой соблазн, либо по какой-либо причине ослаблена сопротивляемость влечению украсть. В легких случаях клептоманические акты могут через узнаваемый просвет времени исчезать совершенно.

Импульсивное бродяжничество Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 носит несколько другой нрав. Импульсивные деяния тут лишены сколько-либо ярко антисоциальных черт: бродяжничество быстрее асоциально, чем антисоциально. Дальше, импульс, лежащий в его базе, еще более освобожден от мотивированных установок: бродяга не знает Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 цели, он движется только неопределенным, не всегда им ясно сознаваемым, хотя заурядно очень могучим влечением к «свободе», к перемене места. Кжели он длительно засиживается где-нибудь, им в конце концов завладевает неопределенная Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, ему самому непонятная, тоска и тревога, жажда новых воспоминаний, а то так и просто страсть во что бы то ни стало идти куда глаза глядят,— и он снимается с места, бросая возможность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 неплохого материала иого обеспечения, порывая самые глубочайшие и интимные связи, чтоб променять все это на новое — на неизвестность, нужду, лишения. Естественно, далековато не все обычные бродяги могут отнесены к Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 числу бродяг, импульсивных — многие начинают бродяжить по нужде, у других же бродяжничество представляет проявление психологической деградации в итоге перенесенного психоза — процесса, шизофрении, пореже эпилепсии. Периодическое появление пориоманических импульсов время от времени стоит Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 в связи с фазами (депрессивными) циркулярного психоза, эпилептоидной психопатии либо в связи с эквивалентами эпилепсии. Для нас тут принципиально отметить, что в случаях реального импульсивного бродяжничества привычка является тем фактором, который неопределенные влечения к Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 странствиям, присущие большинству находящихся в пубертатном периоде юношей, равномерно превращает в стойкую неодолимую установку (развитие).

Нет надобности тщательно останавливаться тут на развитии азарта. Мы желали бы только указать на значительную Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 роль, которую в этом развитии играют ситуации и надлежащие неоднократные переживания. И тут скопление узнаваемых условных рефлексов и привычек на базе подходящего конституционального предрасположения в конце концов играет решающую роль.

Несколько особенное положение посреди импульсивных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 проявлений занимает дипсомания. По-видимому эта форма злоупотребления алкоголем по лежащим в ее базе патологическим механизмам представляет сборную группу еще не полностью выясненного состава.

Крепелин часть случаев дипсомании, как Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 понятно, относил к проявлениям генуинной эпилепсии; некие случаи, может быть, соответствуют и циркулярным депрессиям, другие же, по-видимому, представляют итог типичного развития склонных к расстройствам настроения эпилептоидных психопатов: у алкоголиков либо даже Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 просто у лиц, испытавших пару раз опьянение, естественно развивается рвение глушить вином те нестерпимые состояния духовной тоски, которые так характерны неким эпилептоидам. Механизм закрепления привычкой такового метода бегства от себя самого очевиден и не Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 нуждается в подробном описании. Тут уместно отметить, что и всякая вообщем наркомания, включая сюда и обычное дебоширство, в значимой степени базирована на действии (усиленного привычкой и постепенным ослаблением сопротивления) влечения Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 к искусственному созданию специфичной эйфории, т. е. на механизме, схожем тем, которые лежат в базе всех импульсивных развитии.

Эпилептоидная конституция представляет более подходящую почву для развития не только лишь дипсомании, да и всех Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 других форм импульсивных состояний. Напомним, что мы еще при описании статики психопатий выделили в границах эпилептоидии группу лиц, у каких прямые эпилептоидные характеристики — злобность и злость — несколько отступают на 2-ой план перед склонностью к Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 выявлению их чрезвычайно напряженных влечений. Естественно, не нужно представлять еебе дело так, что у представителей других конституциональных групп развитие но одному из обрисованных выше типов совсем нереально. При условии некой примитивности и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 неспособности использовать полностью для угнетения простых желаний и влечений тех высших задержек, которые создаются организованным трудом, бытом, культурой, импульсивные состояния, по-видимому, могут появляться и при подходящих критериях, закрепляться у Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 психопатов различного склада, правда, практически всегда отличающихся некими асоциальными наклонностями (в особенности должна быть тут упомянута группа неуравновешенных психопатов).




Половые извращения

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




В широком смысле слова к импульсивным формам патологического Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 развития относятся так именуемые половые извращения, так именуемая половая психопатия (этот последний термин, вобщем, должен считаться совсем неверным). Мы не можем тут заниматься описанием и перечислением всех этих форм Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 и ограничимся только установлением неких общих принципных точек зрения. Сначала, нельзя относить в эту группу явлений обычного увеличения либо снижения полового влечения, также тех случаев мастурбации, которые имеют чисто физиологическое значение (онанизм юношей, заключенных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 и др.) либо появляются на почве лишней половой возбудимости (у многих неврастеников). Только те случаи онанизма, в каких имеется действительное развращенное желание с направлением его только на себя (нарцизм, аутоэротизм, ипсация), можно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 считать принадлежащими к интересующей нас тут области. Полностью к половым извращениям относятся такие формы, как эксгибиционизм, садизм, мазохизм, фетишизм, педо- и зоофилия, в конце концов, гомосексуализм. Почти всегда механизм их появления, по Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12-видимому, заключается в закреплении на общей базе недостаточной дифференцированности полового влечения (задержка на детской стадии развития, психосексуальный инфантилизм) тех анормальных форм его ублажения, в которые по той пли другой случайной причине Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 вылились ранешние, детские сексапильные переживания данного лица. Эта точка зрения в текущее время не оспаривается по отношению к большинству форм половой психопатии, но до сего времени является предметом жестокой полемики в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 вопросе о происхождении гомосексуализма. Нередкое сочетание с аномалиями телосложения (мужские формы и вторичные половые признаки у дам и напротив) принуждают многих мыслить, что в происхождении данного явления значительную роль играют и прирожденные Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 аномалии внутренней секреций, в большей степени со стороны половых желез.

Особенной популярностью пользуется точка зрения известного германского сексолога Гяршфельда (Hirschfeld), согласно которой меж 2-мя последними психофизическими формами половой конституции — мужской и женской — имеется ряд форм Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 переходных, в каких действуют взаимно обратные гормональные. воздействии, соответственно чему мы имеем и сочетание обратно развитых комплексов, разных как физических, так я психологических половых признаков. Благодаря этому в одних случаях Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 мы будем иметь однообразное желание к лицам обоего пола (бисексуальность), а в других — лица, на физическом уровне характеризуемые признаками 1-го пола, в психологическом отношении отличаются качествами другого, т. е. испытывают половое Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 желание не к обратному, а к собственному полу (гомосексуальность). Не отрицая вполне значения моментов, определяющих половую конституцию, мы склонны, но, считать более правильной точку зрения о нажитом, а не конституциональном происхождении гомосексуализма. Совсем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 непременно, что, обычно, практически у всех людей до пришествия полной половой зрелости половое (желание отличается большой неустойчивостью, в особенности в отношении цели и объекта влечения. Случайные воспоминания, соблазны со стороны товарищей, в конце Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 концов, прямое совращение со стороны старых гомосексуалов фиксируют у еще не нашедшего себя в половом отношении неуравновешенного, психопатического юноши ту форму ублажения полового влечения, в какой он испытывает свои, более Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 калоритные половые переживания. Повторение делает привычку, а общение с другими гомосексуалами и сознание осуждении, с которым общество относится к гомосексуалу, приводят к однобокой сектантской установке к лицам другого пола; наряду с этим элементы обычного полового Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 чувства равномерно атрофируются и замирают,— далековато не всегда, но, вполне: целый ряд создателей, в особенности Штекель (Steckel), докладывают о случаях психотерапевтического исцеления гомосексуализма.

Половые извращения в особенности просто появляются Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 у психопатов с более либо наименее значительными асоциальными и антисоциальными установками (не считая импульсивных, еще у истериков, шизоидов, лжецов и плутов, антисоциальных и др.), да и люди с высокоразвитой «моралью» с «большой совестью» в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 особенности из числа астеников, конкретно в этой области часто отдают богатую дань примитивной, «животной» стороне собственной натуры. У субъекта последнего рода их перверсии являются часто источником томных и неразрешимых духовных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 конфликтов. Тип психопатии, как общего уклада психики, в этой форме патологического развития, может быть, отодвигается на задний план, уступая место отдельным свойствам плохой психики и подходящим наружным впечатлениям.




Наркомании

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Касаясь Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 вопроса о дипсомании, мы считали вероятным трактовать, если не все, то по последней мере некие случаи этого заболевания как выражение патологического развития личности. Те же точки зрения, думается нам, должны быть Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 проведены по отношению к наркоманиям вообщем. Взаимоотношение меж конституциональной психопатией и действием наркотизирующего вещества может рассматриваться и двойной плоскости: во-1-х, один и тот же яд действует на разные типы психопатии Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 неодинаково (к примеру, эпи-лептоид реагирует на алкоголь не так, как циклоид либо шизоид), и это различие должно быть предметом специального исследования; во-2-х, для того чтоб сделаться обычным наркоманом, нужна та либо другая Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 степень, то либо другое качество конституционального предрасположения— эта сторона дела тоже подлежит исследованию. В этой части нашей работы мы коснемся только 2-ой стороны общей трудности. Естественно, тот грешный круг, те встречные течения Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, которые инсталлируются меж патологической почвой, с одной стороны, и реакцией в широком смысле этого термина, с другой, тут являются в особенности сложными, в особенности запутанными; ведь одно дело — привычка к какому Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12-нибудь переживанию, к какому-нибудь действию (будь то обычные ужасы, обычные кражи и др.) и совсем другое — привычка к яду, который, доставляя индивиду какие-то нужные ему психологические блага, в то же время Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 отравляет весь организм, понижая .его общую сопротивляемость; но, невзирая на эту сложность, отвлекаясь от нее, имеются все логические и клинические основания расценивать наркоманию как психопатическое развитие, это нам кажется ясным Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 и обычным без приведения последующих суждений. Мы и тут остановимся только на принципных сторонах дела.

1-ое. В отделе о наркоманиях, как о патологическом развитии личности, можно — в границах 1-го этого отдела— в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 особенности ясно усмотреть как ситуационную, так и конституциональную форму развития с бессчетным рядом переходов от одной формы к другой. Для алкоголизма как «бытового» явления требуется наименьшее, для морфинизма как явления экзотичного — большее конституциональное Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 предрасположение; меняя известную фразу о поэтах и об ораторах, можно сказать, что пьяницами делаются, а морфинистами появляются.

2-ое. Клиническое проявление наркомании, тип наркомании (к примеру, при алкоголизме — дебоширство запойное, с одной стороны Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12, и обычное — с другой), в значимой мере может определяться конституционально. Так, психопатия эпилептоидная либо циклотимия (депрессивные фазы) могут обусловливать дебоширство запойное. С этой конституциональной точки зрения должен быть пересмотрен весь клинический материал по Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 наркоманням.

^ В конце концов, третье. Вопрос о типе психопатии, который бы в особенности располагал к наркомании, решается несколько по особенному. Принимая во внимание тот факт, что для неких видов Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 наркомании (в различных странах разных) требуется малое, а может быть, даже и никакого предрасположения, можно сказать, что такового рода наркомания (ситуационно-бытовая, проф) может развиться у всякого. В других видах наркомании нужно точно выраженное конституциональное Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 12 предрасположение; 1-ое место тут занимает группа эпилептоидов, неуравновешенных, циклотимиков.




Параноическое развитие

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.


postanovlenie-i-o-mera-goroda-zelenodolska-ot-18-marta-2013-goda-2.html
postanovlenie-izbiratelnoj-komissii-respubliki-buryatiya.html
postanovlenie-ministerstva-finansov-respubliki-belarus-ot-29062011-50.html