Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4





Термин «шизоид» введен в психиатрию Кречмером и употребляется последним для обозначения психопатических личностей, по своим конституциональным особенностям и чертам нрава близким к шизофреникам.

Чрезвычайно широкая схема шизоидной психопатии, построенная Кречмером, позволяет, но, ему Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и его последователям включать в ее рамки не одну, а целый ряд более либо наименее хороших друг от друга групп психопатов. Мы предпочитаем бросить это заглавие только за той частью шизоидов Кречмера, в психике Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 которых есть сходство с тем, что мы — при других критериях развития — привыкли следить при шизофрении, как в форме прогредиентной; тут — в психопатии—эти черты нрава оказываются не нажитыми, как в процессе Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, а прирожденными, неизменными.

Больше всего шизоидов охарактеризовывают последующие особенности: аутистическая оторванность от наружного, реального мира, отсутствие внутреннего единства и последовательности во всей сумме психики и необычная парадоксальность чувственной жизни и поведения Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4. Они заурядно импонируют, как люди странноватые и непонятные, от которых не знаешь, чего ожидать. Уже самая манера держать себя, движения, жесты шизоидов часто создают воспоминание огромного своеобразия. Общей чертой моторики шизоидов нужно считать отсутствие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 естественности, гармоничности и эластичности. Заурядно они обращают на себя внимание туголодвижностью и угловатостью движений, отсутствием плавных и постепенных переходов меж ними, при этом у одних, не считая того, оказывается Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 на виду манерность и вычурность, у других — рвение к стилизации и, в конце концов, у третьих — просто последнее однообразие и скудность движений. Есть шизоиды, никогда не бывшие на военной службе, но поражающие собственной практически военной Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 выправкой; эта выправка у их доходит до того, что они кажутся древесными, вроде кукол, двигающихся на шарнирах. У многих можно отметить обычные гримасы, конвульсивно стереотипные движения, время от времени принимающие форму Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 реальных тиков. В особенности много своеобразия-в их походке: одни прогуливаются, не сгибая колен, другие — вроде бы подпрыгивая, третьи — волокут ноги при ходьбе и т. д. Большой и увлекательный материал для исследования Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 шизоидной моторики доставляет почерк — то с особенным наклоном букв, то со типичным их начертанием, со склонностью ко различным завиткам, с неравномерностью отдельных букв и т. д. Направляет на себя внимание и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 речь нездоровых, начиная с таких наружных ее моментов, как интонация, ударения и пр., и кончая ее грамматическим и логическим построением. У такового рода субъектов другой раз оказывается на виду несоответствие меж содержанием речи, интонацией Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и провождающими ее мимикой и жестами. В построении речи у одних преобладает неповторимость, напыщенность, витиеватость и патетичность, у других, напротив, монотонность, невыразительность, стереотипность, отсутствие модуляций. О содержании шизоидной психики гласить вообщем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 очень тяжело, во всяком случае поведение шизоидов не дает о нем никакого представления. Вспомним слова Кречмера, что «многие шизоидные люди подобны лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 броского солнца; но, в сумерках их внутренних покоев управляются пиры». Очень принципиально держать в голове, что большая часть шизоидов — люди, очень своеобразно, не по-обычному приспособляющиеся к реальности. О том, что происходит Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 кругом их, о ситуации, в какой они находятся, шизоиды заурядно имеют очень личное и некорректное представление. Мир вокруг нас будто бы отражается для их в кривом зеркале: все отдельные его части шизоид лицезреет ясно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, но дела и пропорции меж этими частями в его представлении практически всегда искажены. В особенности тяжело шизоиду просочиться в духовный мир других людей, еще сложнее, чем, напротив,— быть понятным ими: это зависит меж Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 иным от отсутствия практически у всех шизоидов того, что Креч-мер именует «аффективным резонансом» к чужим переживаниям. У их нередко можно найти тонкое эстетическое чувство, большой пафос и способность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 к самопожертвованию в вопросах принципных и общечеловеческих, они, в конце концов, могут проявлять много чувствительности и по отношению к людям ими воображаемым, но осознать горе и удовлетворенность людей реальных, их окружающих, им сложнее всего Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4. Их чувственная жизнь вообщем имеет очень сложное строение; аффективные разряды протекают у их не по более обыденным и естественным путям, а должны преодолевать целый ряд внутренних противодействий, при этом самые Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 обыкновенные духовные движения, вступая в очень запутанные и необычные ассоциативные сочетания со следами прежних переживаний, могут подвергнуться совсем непонятным на 1-ый взор извращениям. Благодаря этому шизоид, будучи отчужден от реальности, в то же Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 время находится в неизменном и непримиримом внутреннем конфликте с самим собой. Может быть это и служит предпосылкой того, что безпрерывно накапливающееся, но, большей частью сдерживаемое шизоидом внутреннее напряжение, от времени до времени находит для Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 себя финал в совсем внезапных аффективных разрядах. Таким макаром, раздражительность неких шизоидов оказывается в противоречии к их чувственной жизни, противоречии, всегда держащем их в состоянии противного напряжения. Принято гласить о духовной Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 холодности шизоидов. Как видно из изложенного, что положение нельзя принимать без оговорок. Кречмер считает, что практически у всех шизоидов, исключительно в различных сочетаниях, имеются, невзирая на обоюдную полярную противоположность, и гиперэстетические Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и анестетические элементы; отношение, в каком эти последние смешаны у того либо другого лица, Кречмер именует по аналогии с диатетической пропорцией настроений у циклоидов — психэсте-тической пропорцией. Таким макаром, по Кречмеру, у мимозоподобных гиперэстетиков Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 чувствительность соединяется с известной отчужденностью от людей, в чувственной тупости прохладных анестетиков практически всегда приметен некий налет раздражительности и ранимости.

Чувственной дисгармонии шизоидов часто соответствует и очень неверное течение у их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 умственных процессов. И тут их больше всего охарактеризовывает отрешенность от реальности и власть, приобретаемая над ,их психикой словами и формулами. Отсюда — склонность к нежизненным, формальным построениям, исходящим не из фактов, а Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 из схем, основанных на игре слов и случайных сочетаниях понятий. Отсюда же у многих из их склонность к символике. Через очки собственных схем шизоид, заурядно, и глядит на реальность. Последняя быстрее доставляет Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 ему иллюстрации для уже готовых выводов, чем материал для их построения. То, что не соответствует его представлениям о ней, он вообщем заурядно игнорирует. Несогласие с очевидностью изредка смущает шизоида, и он Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 без всякого смущения именует темное белоснежным, если только этого будут добиваться его схемы. Для него типична фраза Гегеля, произнесенная последним в ответ на указание несоответствия неких его теорий с реальностью: «тем ужаснее для Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 действительности». В особенности нужно выделить любовь шизоидов к странноватым, по существу нередко не совместимым логическим композициям, к сближению понятий, в реальности ничего общего меж собой не имеющих. Благодаря этому отпечаток вычурности и парадоксальности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, присущих всей личности шизоида, ясно сказывается и на его мышлении. Многие шизоиды, не считая того, люди «кривой логики», резонеры в худшем смысле этого слова, не замечающие благодаря отсутствию у их логического чутья самых Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 возмутительных противоречий и самых простых логических ошибок в собственных рассуждениях, внимание шизоидов, большей частью, резко избирательно и ограничивается время от времени только узеньким кругом специально их j интересующих заморочек Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, за пределами которого они могут обнаруживать крайнюю «рассеянность». Большая часть из их, соответственно этому, не достаточно отвлекаемы, но некие способны и к очень широкому рассредотачиванию внимания, если, к примеру, это нужно для производимой ими Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 работы. Хотя, вообщем говоря, шизоиды не внушаемы, даже более — упорны и негативистичны, но в отдельных случаях они, подобно шизофреникам, обнаруживают поразительно легкую подчиняемость и легковерие; непонятное соединение упрямства и .податливости время от Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 времени охарактеризовывает их поведение. Воля их большею частью развита и ориентирована очень неравномерно и односторонне. Шизоид может целые годы проводить в безразличной пассивной бездеятельности, оставляя в пренебрежении насущнейшие задачки, а, с другой Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 стороны, ничтожнейшие цели, как, к примеру, собирание негожих к употреблению почтовых марок, могут всасывать всю его энергию, не оставляя у него времени ни на что другое. В поведении шизоидов вообщем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 направляет на себя внимание непоследовательность и дефицитность связи меж отдельными импульсами. Значительную их группу охарактеризовывает склонность к чудачествам, внезапным поступкам и эксцентричным, другой раз кажущимся совсем несуразными проделками. Изредка, но, шизоид чудачествует, чтоб Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 направить на себя внимание, еще почаще его странноватое поведение диктуется ему конкретными импульсами его не похожей на других природы. Потому что у шизоидов заурядно отсутствует конкретное чутье реальности, то и в поступках их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 часто можно найти недочет такта и полное неумение считаться с чужими интересами. В работе они изредка следуют чужим указаниям, упорно делая все так, как им нравится, руководствуясь другой раз очень темными Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и практически непонятными соображениями. Некие из их вообщем оказываются неспособными к постоянной проф дея тельности, в особенности к службе под чужим началом. Они нередко по жалким поводам в один момент отрешаются от работы, перебегают Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 от одной профессии к другой и т. д. Все это очень мешает их актуальному успеху и, озлобляя их, еще больше увеличивает обычно характерные им замкнутость и подозрительность. Нужно добавить, но, что при Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 наличии умственной либо художественной даровитости и достаточной способности проявить свою инициативу и самодеятельность, шизоиды способны и к очень огромным достижениям, в особенности ценным конкретно благодаря их независимости и оригинальности.

Несколько Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 слов об аутизме шизоидов. Он вытекает не только лишь из отсутствия у их «аффективного резонанса» к чужим переживаниям, да и из их внутренней противоречивости и парадоксальности, особенности, которые делают их совсем неспособными Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 передать другим то, что они сами ощущают. От времени до времени и у их, естественно, появляется потребность облегчить себя признанием, поделиться с близким человеком радостью либо горем, но испытываемая ими при Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 всем этом неспособность высказаться до конца и встречаемое недопонимание заурядно вызывают еще огромную потребность уйти в себя, мимозоподобная замкнутость не от лишней ранимости, а от неспособности отыскать адекватный метод общения. «Аристократическая» сдержанность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, а то и просто чопорность и сухость неких шизоидов не всегда является их извечным свойством, в неких случаях это — выработанное опытом жизни средство держать "других людей на расстоянии во избежание разочарований, которые неминуемы Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 при близком соприкосновении с ними. Отличаясь вообщем недоверчивостью и подозрительностью, шизоиды далековато не ко всем людям относятся идиентично: будучи вообщем людьми крайностей, не знающими середины, склонными к преувеличениям,они и е собственных симпатиях Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и антипатиях, большей частью, проявляют капризную избирательность и чрезмерную пристрастность. По-настоящему шизоиды обожают все-же только себя: будучи эгоистами par excellence, они практически всегда держатся очень высочайшего представления о для себя, о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 собственных возможностях и изредка могут ценить по-настоящему других людей, даже тех, к кому относятся отлично.

Соц значение отдельных групп шизоидов очень многообразно. Так именуемые чудаки и оригиналы — люди Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, большей частью, безопасные, хотя и малополезные. Таковы некие ученые, выбравшие для себя какую-нибудь неширокую, никому не подходящую специальность и ничего не хотящие знать не считая нее, таково большая часть коллекционеров, таковы также и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 субъекты, обращающие на себя внимание необычной одежкой, изобретающие особенные, нередко очень типичные, диеты, ходящие с босыми ногами и пр. Неких представителей этой последней группы, может быть, вернее относить к параноическим личностям. К Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 шизоидам принадлежат и те бродяги, которые избрали этот стиль жизни из неумения и нежелания втиснуть свою необычную и с трудом выдерживающую подчинение личность в узенькие рамки упорядоченной культурной жизни. Но Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 посреди шизоидов можно отыскать и людей, занимающих позиции на тех верхушках королевства мыслях, в разреженном воздухе которых тяжело дышать обычному человеку: сюда относятся утонченные эстеты-художники, творчество которых, большей частью формальное, понятное только немногим, широкомысленные Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 метафизики, в конце концов, профессиональные ученые — схематики и превосходные революционеры в науке, благодаря собственной возможности к внезапным сравнениям с бестрепетной отвагой преображающие, время от времени до неузнаваемости, лицо той Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 дисциплины, в какой они работают.

Отрицательную социальную роль играют эмоционально-тупые шизоиды. Выше уже было отмечено, что большая либо наименьшая чувственная холодость — общее свойство всех шизоидов; но можно выделить одну их группу Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, у которой это свойство выступает на 1-ый план и затемняет все другие их особенности. В большинстве случаев, это — ленивые, вялые, безразличные люди с отсутствием всякого энтузиазма к людскому обществу, которое вызывает у их скуку Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 либо омерзение. Но есть посреди их и люди, отличающиеся большой активностью. Эти прохладные энергичные натуры другой раз способны к чрезвычайной беспощадности не из рвения к причинению мучений, а из безразличия к чужому страданию Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4. Но тут мы стоим уже на границе, отделяющей шизоидов, с одной стороны, от антисоциальных психопатов, а с другой — от фанатиков.

Необходимо отметить очередной факт наличности «противоречий» у шизоидов. Некие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 из их вроде бы ни казались оторванными от жизни ориентируются в простых ее соотношениях, к примеру в вещественном ее устройстве, лучше, чем кто бы то ни был; в психике этих шизоидов как будто две Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 плоскости: одна — низшая, примитивная (внешняя), в полной гармонии с реальными соотношениями, другая — высшая (внутренняя), с окружающей реальностью дисгармонирующая и ею не интересующаяся.

Относительно био базы шизоидной психопатии можно только строить гипотезы. По Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4-видимому, непременно ее генетическое родство с шизофренией, на что показывает и факт нередкого обнаружения огромного количества шизоидных психопатов в семьях бесспорных шизофреников. Некие германские психиатры-генетики, устанавливая наследную обусловленность шизофрении, подразумевают, что Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 шизоидная психопатия представляет собой резко выраженную персональную биологическую вариацию (по Кречмеру усиление обычных шизотимических особенностей), в базе которой лежит ген «шизоидности»; шизофренией, по их воззрению, заболевают только шизоиды, у каких к Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 гену «шизоидности» присоединяется ген «процесса». При всем интересе, возбуждаемом этой прекрасной схемой, ее, ввиду отсутствия любых опытнейших подтверждений, нельзя принять пока даже за гипотетичную базу био осознания отношений меж шизоидией и шизофренией Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4; таким макаром, пока приходится ограничиваться одним только доказательством наличности связи меж этими 2-мя группами.

Потому что шизофрения нередко развивается конкретно у шизоидов, то естественны достаточно значимые трудности дифференцирования шизоидной психопатии от Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 шизофрении. Установление четкого момента, когда у шизоида начинается шизофренический процесс, вещ-ь нередко совсем неосуществимая, потому что явления, характеризующие начало шизофрении, также и вообщем все течение так именуемого вялого шизофренического процесса, время от времени практически Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 не отличимо от особенностей поведения шизоидной личности. Единственным крепким аспектом во всех таких случаях нужно считать наличие признаков эндогенно обусловленной деградации личности, вроде бы эти признаки ни были время от времени малозначительны Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4.

Заканчивая описание шизоидных психопатов, <мы считаем нужным отметить, что многие из их представляют, не считая специфичных для их особенностей, к тому же различные астенические черты (Кречмер считает «нервность» одной из Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 соответствующих черт шизоидов). В особенности много схожего можно при внимательном анализе найти меж погруженными в собственный внутренний мир тонко чувствующими шизоидами и некими психастениками.




Мечтатели

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Мечтатели. Это — заурядно тонко Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 чувствующие просто ранимые субъекты, со слабенькой волей, в силу нежности собственной психологической организации плохо переносящие грубое прикосновение реальной жизни; столкновения с последней принуждают их ежиться и уходить в себя, они погружаются в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 свои мечты и в этих мечтах как будто компенсируют себя за испытываемые ими проблемы в реальной жизни. Хрупкость нервной организации роднит мечтателей с астениками, а отрешенность от реальности и аутистическое Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 погружение в мечты не дает способности провести сколько-либо резкую границу меж ними и шизоидами. Сплошь и рядом это — люди с завышенной самооценкой, недовольные тем положением, которое они заняли в жизни, но неспособные Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 биться за наилучшее. Вялые, «ленивые», бездеятельные — они вроде бы свысока глядят на окружающую их реальность и с омерзением делают обязанности, возлагаемые на их необходимостью хлопотать о вещественном существовании. Свободное время Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 заполняют они фантазированием. Главное содержание фантазии, это выполнение их желаний. Люди бедные, малозаметные, они грезят о богатстве, почестях, высочайшем звании; застенчивые и пугливые — о героизмах и подвигах; бесталанные — о восхитительных художественных произведениях, ими сделанных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, открытиях и изобретениях, ими изготовленных; безобразные и отвергаемые — о благах любовных удовольствий. Большая часть проявляет при всем этом не достаточно оригинальности, заимствуя фабулу собственных желаний из прочитанных книжек, из виденных театральных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 постановок, из запомнившихся обрывков детских сказок и т. д. Есть посреди их, но, и люди, вправду даровитые богатым и необычным творческим воображением,— потенциальные поэты и живописцы, в собственных мечтах преображающие убогую реальность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 в магическую сказку, и заурядно упрямо скрывающие от окружающих свои грезы. Представители этой последней группы отличаются либо неплохой способностью пластического проигрывания зрительных образов либо богатой выдумкой, а почаще — и тем, и другим совместно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4. У их, кроме рвения достигнуть хотя бы фиктивного ублажения собственных желаний, огромную роль играет и конкретная потребность в фантазировании само по себе, подобно тому, как .это имеет место у малышей Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, использующих свое живое и колоритное воображение и свою способность перевоплощаться в всякую ситуацию только для игры. Мечтатели заурядно не делают даже слабеньких попыток к осуществлению собственных желаний уже в силу того, что Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 последние находятся в резком несоответствии с критериями реальности. В тех редчайших случаях, где подобные пробы предпринимаются, игл уже в самом начале кладется предел, с одной стороны, слабостью зачинателя, а с другой — грозной правдой жизни Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4. Время от времени, но, мечтатели так вживаются в свои грезы, что практически начинают веровать в их реальность, в итоге чего, в особенности при наличности соответственных наружных критерий, дело может дойти и до реальных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 краткосрочных бредовых вспышек либо даже развития стойкого абсурда. Нужно добавить, что фантазеры, использующие свою способность к выдумке для мистифицирования окружающих либо даже просто для того, чтоб направить на себя внимание Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, относятся не к описываемой группе, а к психопатам типа истериков либо псевдологов.




Группа параноиков

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Описываемый ниже тип психопатов обозначается как параноический в силу целого ряда, нежели можно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 так выразиться, историко-клинических суждений. Он, вправду, очень нередко оказывается той психопатической почвой, на которой развивается паранойя, как точно выраженное болезнь, далековато от границ обычной жизни. Но мы не желаем этим термином Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 связывать себя так, чтоб считать совсем установленным, что паранойя развивается лишь на этой почве; полностью возможно и может быть, что и другие схожие психопатии могут быть той основой, на которой при Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 соответственных критериях растет паранойя.

Самым соответствующим свойством параноиков является их склонность к образованию так именуемых сверхценных мыслях, во власти которых они позже и оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее воздействие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 на все его поведение. Важнейшей таковой сверхценной мыслью параноика обычно является идея об особенном значении его своей личности. Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим нравом являются очень большой эгоизм Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, неизменное самодовольство и чрезмерное самомнение. Это — люди очень узенькие и однобокие: вся окружающая реальность имеет для их значение и энтузиазм только постольку, так как она касается их личности; все, что не имеет Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 близкого, интимного дела к его «я», кажется параноику малозаслуживающим внимания, неинтересным. Всех людей, с которыми ему приходится заходить в соприкосновение, он оценивает только по тому отношению, которое они обнаруживают к его деятельности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, к его словам; он не прощает ни равнодушия, ни несогласия. Кто не согласен с параноиком, кто задумывается не так, как он, тот в наилучшем случае — просто глуповатый человек, а в худшем — его личный неприятель. Параноика Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 не занимает ни наука, ни искусство, ни политика, если он сам не воспринимает наиблежайшего роли в разработке соответственных вопросов, если он сам не является деятелем в этих областях; и напротив, вроде бы Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 ни был неширок и малозначущ сам по для себя тот либо другой вопрос, раз им занят параноик, этого уже должно быть довольно, чтоб этот вопрос получил значимость и общее Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 значение. Параноики очень упрямо отстаивают свои мысли, они нередко оказываются бойцами за ту либо иную идею, но все же это все-же наименее всего идеологические бойцы: им принципиально, их занимает, что это — их мысль, их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 идея, предстоящее их не много интересует. Параноики мучаются недочетам критичной возможности, но этот недочет очень неравномерно распространяется на разные их суждения. «Обо всем, что не относится до его личности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4,— гласит В. Ф. Чиж,—параноик может судить верно, но не может иметь правильных суждений о своей личности в ее отношении к другим людям; все то, что не имеет прямого отношения к его личности, им Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 усваивается и обсу-. ждается верно; все, что затрагивает его отношение к людям, все, что затрагивает конкретно его личность, понимается не только лишь неверно, но всегда в определенном смысле». В общем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, нужно сказать, что мышление параноиков — незрелое, неглубокое, по целому ряду особенностей прямо приближающееся к детскому: это мышление не только лишь лично, да и резко отлично окрашенное: верно только то, что охото и нравится параноику. У Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 неких параноиков мышление, хотя и в наименьшей степени, чем у мечтателей, находится в большой зависимости от безмерно развитой и не сдерживаемой критичным отношением и логикой фантазии, но почаще оно в еще большей Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 степени определяется их лишней .склонностью к резонерству, т. е. к типичным построениям, берущим за основание какую-нибудь одностороннюю идея и приводящим ее до последних пределов, не взирая на очевидные несообразности. В базе Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 резонерских суждений всегда лежит та либо другая ошибка суждения самим нездоровым, но не сознаваемая, как в силу его ослеплен-ности аффектом, так и в силу беспомощности его критики.

Нужно добавить, что Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 некие параноики обожают — свойство, роднящее их с шизоидами —- необыкновенные ассоциативные сочетания, предпочитая или формально-спекулятивные, или парадоксальные построения обычным и естественным. Это свойство до некой степени разъясняется рвением к открытию нового, другим Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 неведомого, желанием противопоставить себя обыденным людям. Будучи, чак уже выше отмечено, людьми очень узенькими, параноики не отличаются богатством мыслях: заурядно они, ухватившись за несколько понравившихся им мыслей, не могут уже от их освободиться Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и только пережевывают их далее на все лады. Что касается чувственной жизни параноиков^то уже из всего предшествующего изложения со всей ясностью вытекает, чтоэто—люди однобоких, но сильных аффектов: не только лишь Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 мышление, но все их поступки, вся их деятельность определяются каким-то не малым аффективным напряжением, всегда имеющимся вокруг переживаний параноика, вокруг его «комплексов», его «сверхценных идей»; избыточное добавлять, что в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 центре всех этих переживаний всегда находится собственная личность параноика. Односторонность параноиков делает их практически непонятными и ставит их по отношению к окружающей среде сначало в состояние отчуждения, а потом и враждебности. Последний эгоизм Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и самомнение не оставляют места в их личности для эмоций симпатии, для неплохого дела к людям, активность вдохновляет их к бесцеремонному отношению к окружающим людям, которыми они пользуются как средством Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 для заслуги собственных целей; сопротивление, несогласие, борьба, на которые они время от времени наталкиваются, вызывают у их и без того присущее им по самой их натуре чувство недоверия, обидчивости, подозрительности. Они неуживчивы и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 агрессивны: обороняясь, они всегда перебегают в нападение и, отражая воображаемые ими обиды, сами, в свою очередь, наносят окружающим еще более большие; таким макаром, параноики всегда выходят обидчиками, сами выдавая себя за обиженных. Всякий Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, кто заходит с параноиком в столкновение, кто позволит для себя поступать не так, как он желает этого и просит, тот становится его противником; другой предпосылкой агрессивных отношений является факт непризнаний со Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 стороны окружающих дарований и приемущества параноика. В каждой мелочи, в каждом поступке они лицезреют оскорбление их личности, нарушение их прав. Таким макаром, очень скоро у их оказывается огромное количество «врагов», время от времени реальных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4, а большей частью только воображаемых. Все это делает параноика по существу злосчастным человеком, не имеющим интимно близких людей, терпящим в жизни одни расстройства. Видя причину собственных несчастий в тех либо других определенных Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 личностях, параноик считает нужным долгом собственной совести — мстить; он злопамятен, не прощает, не забынает ни одной мелочи. Нельзя позавидовать человеку, которого событие вовлекают в борьбу с параноиком, этого рода психопаты Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 отличаются способностью к чрезвычайному и долговременному волевому напряжению, они упорны, напористы и сосредоточены в собственной деятельности; если параноик приходит к какому-нибудь решению, то он ни перед чем же не останавливается Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 для того, чтоб привести его в выполнение; беспощадность тотчас принятого решения не смущает его, на него не действуют ни просьба его ближних, ни даже опасности власть имеющих, да к тому же, будучи убежден Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 в собственной правоте, параноик никогда и не спрашивает советов, не поддается убеждению и не слушает возражений. В борьбе за свои воображаемые права параноик нередко проявляет огромную находчивость: очень искусно ищет он для Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 себя приверженцев, уверяет всех в собственной правоте, бескорыстности, справедливости, и другой раз, даже вопреки здравому смыслу выходит победителем из очевидно безвыходного столкновения, конкретно благодаря собственному упорству и мелочности. Но, и потерпев поражение, он не Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 отчаивается, не унывает, не сознает, что он не прав, напротив, из неудач он черпает силы для предстоящей борьбы. Нужно добавить, что, пока параноик не пришел в стадию открытой вражды с окружающими, он Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 может быть очень полезным работником; на избранном им узеньком поприще деятельности он будет работать со характерным ему упорством, систематичностью, аккуратностью и педантизмом, не отвлекаясь никакими сторонними соображениями и интересами. Из схожих Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 групп психопатов значимая часть параноиков имеет много общего с шизоидами; с другой стороны, чрезвычайно развитая деятельность незрелой фантазии роднит неких параноиков

И с мечтателями, от которых они, но, всегда отличаются собственной реальностью, активностью Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 4 и определенностью.




Фанатики

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.


postanovlenie-o-prodlenii-sroka-soderzhaniya-pod.html
postanovlenie-o-vozvrashenii-ugolovnogo-dela-prokuroru-v-poryadke-st-237-upk-rf.html
postanovlenie-ob-otkaze-v-uslovno-dosrochnom.html